СПЕЦИФИКА ОЦЕНОЧНОГО КОМПОНЕНТА В СТРУКТУРЕ ЗНАЧЕНИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ТЕРМИНА

299.00руб.

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМА ПОНЯТИЯ "ОЦЕНКА" И СПЕЦИФИКА ЕЕ ПРОЯВЛЕНИЯ В ЮРИДИЧЕСКИХ ТЕРМИНАХ
1.1.    Общее понятие об оценке
1.2.    Обзор оценочной типологии
1.3.    Отношение категорий оценочности,
     эмоциональности, экспрессивности как трех
     компонентов коннотации
1.4.    Оценка на разных уровнях языка
1.5.    Особенности юридического термина, обусловливающие наличие компонента оценочности в его семантиче-ской структуре
1.6.    Способы выражения оценки в терминах юридической терминологии
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ ТЕРМИНОЛО-ГИИ С УЧЕТОМ ЕЕ ОЦЕНОЧНОГО ХАРАКТЕРА
2.1. Языковая ситуация в России (со времен древней Руси до эпохи Петра)
2.2. Типы оценки в древнерусских терминах права
2.3. Способы выражения оценки в древнерусских терминах права
2.4. Языковая ситуация в древней Англии
2.5. Сопоставление древнерусской и древнеанглийской терминологии права
ГЛАВА 3. СПЕЦИФИКА ПРОЯВЛЕНИЯ ОЦЕНКИ В СОВРЕМЕННЫХ ТЕРМИНАХ ПРАВА (фАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ХАРАКТЕР ЮРИДИ-ЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ)
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
БИБЛИОГРАФИЯ

Артикул: 31146 Категория: Метки: ,

Описание

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМА ПОНЯТИЯ "ОЦЕНКА" И СПЕЦИФИКА ЕЕ ПРОЯВЛЕНИЯ В ЮРИДИЧЕСКИХ ТЕРМИНАХ
1.1.    Общее понятие об оценке
1.2.    Обзор оценочной типологии
1.3.    Отношение категорий оценочности,
     эмоциональности, экспрессивности как трех
     компонентов коннотации
1.4.    Оценка на разных уровнях языка
1.5.    Особенности юридического термина, обусловливающие наличие компонента оценочности в его семантиче-ской структуре
1.6.    Способы выражения оценки в терминах юридической терминологии
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ ТЕРМИНОЛО-ГИИ С УЧЕТОМ ЕЕ ОЦЕНОЧНОГО ХАРАКТЕРА
2.1. Языковая ситуация в России (со времен древней Руси до эпохи Петра)
2.2. Типы оценки в древнерусских терминах права
2.3. Способы выражения оценки в древнерусских терминах права
2.4. Языковая ситуация в древней Англии
2.5. Сопоставление древнерусской и древнеанглийской терминологии права
ГЛАВА 3. СПЕЦИФИКА ПРОЯВЛЕНИЯ ОЦЕНКИ В СОВРЕМЕННЫХ ТЕРМИНАХ ПРАВА (фАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ХАРАКТЕР ЮРИДИ-ЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ)
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
БИБЛИОГРАФИЯ

ВВЕДЕНИЕ
Проблема соотношения термина и слова
Бурный рост научно-технических знаний в наши дни от-разился в том, что свыше 90% новых слов, появляющихся в современных языках, составляет специальная лексика. Все большее число терминов проникает в общеупотреби-тельный язык, а терминологические проблемы оказывают все большее влияние на язык в целом, поэтому изучение проблем специальной лексики становится все более важ-ным для понимания специфики языковой структуры (Гри-нев, 1993:8).
В современной научной литературе встречается множе-ство разнообразных определений термина, что доказыва-ет интерес к понятию термина и свидетельствует о раз-личных подходах к пониманию его сущности.
 Весь спектр различных мнений относительно термино-логической единицы в языке прежде всего сводится к одному вопросу — вопросу о соотношении термина и сло-ва. Именно эта проблема является в настоящее время наиболее дискуссионной, которая "остается и ждет но-вых решений" (Головин, 1980:3).
Проблема определения основных свойств термина не яв-ляется на данный момент однозначно решенной. Это обу-словлено разным пониманием термина как особого языко-вого знака и его соотношением со словом (Снетова, 1984). Кроме того, иногда смешиваются реальные и же-лаемые свойства термина.
В языкознании традиционно сложились два подхода при определении свойств термина. Представители одного на-правления (А. А. Реформатский, К. А. Левковская, Е. Н. Толикина, Н. П. Романова, Л. А. Капанадзе и др.) противопоставляют термин общеупотребительному слову  и в сущности выводят его за пределы языка (Капанадзе, 1965).
 Свойства терминов рассматриваются изолированно от общей языковой системы. Сторонниками этого подхода выдвигается ряд обязательных качеств терминологиче-ских единиц, таких как: дефинитивность, однознач-ность, доступность сознательному регулированию, сти-листическая нейтральность, безэмоциональность, отсут-ствие синонимов и др. (Снетова, 1984).
 Хотя следует отметить, что, несмотря на четко выра-ботанную позицию в рассмотрении отношения термина и слова, в понимании термина как особого знака языковой системы, представители данного направления не столь категоричны в своих утверждениях: "Дедуктивно говоря, все, что касается слова вообще, обязательно и для термина, если термин – слово. Пусть термин не "просто слово", пусть он "умный" (а слова могут быть и "глу-пые"), пусть его можно "рационализировать" и даже – horible dictu – "придумать", но, тем не менее, термин – это, прежде всего,…- слово, а тем самым термин дол-жен быть нормальным членом лексической системы языка, а если и ненормальным, то не вопреки этой системе, а в силу той системы" (Реформатский, 1968:121). Е. Н. Толикина считает, что термин теряет свои терминологи-ческие качества, выйдя из своей сферы функционирова-ния, и становится словом общего языка, оставаясь од-новременно термином в терминологической системе (То-ликина, 1970: 63).
Следует отметить, что данное положение не может быть применимо абсолютно ко всем терминологическим едини-цам. Сфера функционирования терминов качественно влияет на их характер. Например, терминоединицы обще-ственно-политической области имеют широкое функциони-рование, при этом не теряют своих терминологических свойств.
Представители другого направления (функциональной теории) не признают резкого противопоставления терми-на общеупотребительной лексеме, а рассматривают тер-минолексику и ее свойства сквозь призму общеязыковых закономерностей.
Мы разделяем точку зрения представителей второго на-правления (функциональной теории), родоначальником которого считается Г. О. Винокур. Сторонники данного направления определяют и рассматривают термин как слово в особой функции (Винокур, 1939). Таким обра-зом, мы исходим из положения, что термины – это сло-ва, отличающиеся от слов-нетерминов особой функцией, которая накладывает особый отпечаток на все общеязы-ковые свойства терминов, выделяя их из общей системы языка.
Специфика термина прежде всего связана с особенно-стями его употребления. "Термин есть слово или слово-сочетание, ограниченное в употреблении группой людей, работающих в одной области производства" (Прохорова, 1970: 153-154). Таким образом, термин выделяется пре-жде всего сферой своего применения, будь то коллектив людей, занятых в определенной области знания, или са-ма область науки и техники. Эта особенность употреб-ления выявляет ряд характерных свойств термина, среди которых выделяются:
1)    семантическая определенность;
2)    небезразличие термина к контексту;
3)    эволюция понятия при постоянстве языкового знака;
4)    системность термина (Снетова, 1984).
"Граница между терминологической и общеупотребитель-ной лексикой нестабильна и имеет не исторический, а функциональный характер, постоянно происходит как процесс превращения терминов в общеупотребительные слова, так и использование бытовой лексики для форми-рования терминологий" (Гринев, 1993:29). Следователь-но, основной функцией термина является обозначение (наименование) определенных понятий в определенной сфере знания (Винокур, 1939, Гринев, 1993).
Некоторые термины имеют приблизительное, расплывча-тое, неопределенное значение (например, в языкозна-нии: залог, формообразование и т.д.) и наоборот, сло-ва с вполне определенным значением могут быть и вне терминологии, например, значение слов вправо и влево (Моисеев, 1970: 127-128).
Ряд представителей второго направления (функциональ-ной теории) занимают крайнюю позицию при рассмотрении вопроса о соотношении термина и слова: "Ни в форме, ни в содержании нельзя найти существенной разницы ме-жду словом общераспространенной, неспециальной лекси-ки и словом лексики терминологической. Реальная, объ-ективная разница между двумя типами этих слов – это, в сущности, разница внеязыковая. Если слово общерас-пространенной, неспециальной лексики соотносится с общеизвестным объектом, то слово терминологической лексики соотносится с объектом специфическим, извест-ным лишь ограниченному кругу специалистов. Никакой другой разницы между этими типами слов не существует" (Кузькин, 1962: 145).
С таким утверждением можно согласиться лишь частич-но, так как особенности термина реализуются не при рассмотрении отдельной терминологической единицы, а при рассмотрении определенной терминосистемы в целом. Изолированно взятое слово, например, мошенничество, не обладает теми характерными чертами, отличающими его как термин от других общеупотребительных слов, а в системе терминологии права, где перечисляются виды нарушения закона, преступления (мошенничество, халат-ность, разбой, клевета), оно воспринимается как тер-мин.
 Возможно существование значительного количества слов-терминов, функционирующих как в специальной сфе-ре, так и в области общего употребления, употребляе-мых как специалистами, так и неспециалистами. Однако при этом они не перестают быть терминами. Яркими при-мерами таких терминологических единиц являются терми-ны общественно-политических наук, в частности терми-нологии права.
Рассмотрение термина можно начать с анализа его со-отношения с системой терминов, его места в терминоло-гии, "ибо термин существует лишь постольку, поскольку является элементом этой системы (Авербух, 1985: 3-4), или даже несколько шире – с языка науки (языка для специальных целей) (Даниленко, 1977), но в то же вре-мя термин, прежде всего, относится к общему классу лексических единиц, и его принадлежность к специаль-ной лексике является вторичной, специфической чертой, а эта специфика в первую очередь обусловлена соотно-шением и, в частности, оппозицией с общеупотребитель-ной лексикой (Гринев, 1993: 26).
Для выявления специфики термина необходимо учесть содержание понятия терминологии, что связано со слож-ностью данного понятия и разнообразием типов термино-систем.
 В современном языкознании нет единого определения слову терминология. В нашем исследовании мы опираемся на точку зрения Р. Ю. Кобрина (1981: 9-10), который рассматривает терминологию как совокупность взаимо-обусловленных лексических единиц, служащих для обо-значения понятий какой-либо отрасли человеческого знания, которая в свою очередь образует систему ее понятий (терминополе).
Таким образом, терминология — это "очередная подсис-тема внутри общей лексической системы данного языка и притом подсистема наиболее обозримая и исчислимая, тем более, что терминология как подсистема в свою очередь распадается на подсистемы по тематическим признакам" (Реформатский, 1968: 121-122).
 Некоторые зарубежные лингвисты полагают, что терми-нологическую лексику не следует изучать в рамках лек-сикологии, так как она якобы отделена от лексики об-щелитературного языка и представляет собой независи-мую систему. Опровергая это мнение, А. В. Косов пи-шет, что терминология должна рассматриваться в систе-ме общелитературного языка.
В пользу данного утверждения говорит: 1) не всегда четкое разграничение специальной лексики и слов общей лексики; 2) подвижность границ сосуществования в од-ном слове терминологического и нетерминологического значения; 3) возможность развития в терминологических единицах (правда, в меньшей степени) всех лексико-семантических процессов, которые постоянно происходят в лексике (развитие полисемии, синонимии, антонимии); 4) использование существующих в языке словообразова-тельных моделей для формирования новых терминов (Ко-сов, 1980: 15).
Многие характерные черты различных терминосистем за-висят от особенностей их использования. Юридическая терминология, например, относится к терминологии об-щественно-политической. Однако она не однородна. В ней можно выделить терминологию права (закона) и тер-минологию правоведения (юриспруденции). Такое деле-ние, в свою очередь, связано с различными сферами функционирования юридической терминологии: официаль-но-деловой и научной (Хижняк, 1997: 6).
Принадлежность термина к юридической терминологии предопределяет его специфичность. Общественно-политический, надстроечный характер правовой термино-системы отражается в определенных свойствах юридиче-ской терминологической единицы, которые качественно отличают данный тип термина от многих других терми-нов. Вернее было бы сказать, что таковые свойства у термина не вновь приобретаются, а сохраняются при его вхождении в правовую терминосистему и дальнейшем  в ней функционировании.
Среди этих свойств особенно важно отметить: синони-мичность, антонимичность, небезразличие к контексту, как следствие этого —  многозначность, коннотатив-ность, оценочность. Таким образом, юридический термин во многих своих свойствах идентичен слову, он и есть слово, но особое, имеющее свои границы функционирова-ния, свою область "жизнедеятельности", которая, в свою очередь, накладывает отпечаток на эти свойства.
Исследователи разнообразных разрядов терминологиче-ской лексики считают, что специфику терминов необхо-димо искать в сфере семантики, так как по своим фор-мальным характеристикам термин, слово и сверхсловные единицы обнаруживают общие свойства (Хижняк, 1997:7).
 Одним из отличий термина от слова является то, что каждому термину присуще определенное научное понятие. Отнесенность термина к специальной области употребле-ния обусловлена тем, что он используется для называ-ния (наименования, номинации) понятий. Это свойство термина является наиболее важным, потому что оно обу-словливает не только его принадлежность к специальной области знания, но и все остальные его свойства.
 Исследователи отмечают, что термин должен обладать содержательной точностью, под которой понимается чет-кость, определенность его значения. Эта четкость зна-чения обусловлена тем, что специальное понятие, как правило, имеет точные границы, обычно устанавливаемые с помощью научного определения – дефиниции, которая одновременно является и определением научного значе-ния термина. Разница между дефиницией термина и тол-кованием слова, т. е. между термином и словом, отра-жает разницу между понятием и представлением (Гринев, 1993: 29-31).
Представление – форма чувственного отражения в виде наглядно-образного значения. В представлениях отража-ются лишь внешние связи предметов. Понятие – мысль, отражающая в обобщенной форме предметы и явления дей-ствительности посредством фиксации общих и специфиче-ских признаков, в качестве которых выступают свойства предметов и явлений и отношений между ними (Философ-ский энциклопедический словарь, 1983).
Таким образом, разница между термином и словом объ-ективно обусловлена тем, что они отражают явления разных уровней мыслительной деятельности – научное мышление и бытовое оперирование представлениями (Гри-нев, 1993: 32). Кроме того, сфера употребления, или функционирования терминов и слов общего употребления также определяет их отличительные черты.
Н. З. Котелова также пишет о необходимости наличия строгой точной дефиниции у термина, однозначности его содержания. Однако под однозначностью содержания ав-тор понимает не моносемию, а наличие у термина (или его значения) особого смысла, ср. этимологическое значение слова термин (лат. terminus) "граница, пре-дел". Строгую и точную дефиницию термина следует по-нимать как строго оговоренную дефиницию. По своей природе она условна, а не истинна (Котелова, 1970: 125), т. е. точность термина определяется практикой его употребления, и она не может быть абсолютной.
 Важно подчеркнуть, что любая терминология – это подсистема, органично входящая в общую лексическую систему языка и имеющая четкие границы, которые явля-ются прозрачными, условными, ибо всегда есть возмож-ность перехода общеупотребительных слов в термины и обратно.
Одним из характерных свойств термина можно считать мотивированность. Под мотивированностью термина в на-стоящее время принято понимать его семантическую про-зрачность, свойство его формы давать представление о называемом термином понятии (Гринев, 1993: 171).
Проявление мотивированности в терминологии зависит от многих факторов, в том числе и от обусловленности термина общественным и научно-техническим развитием, исторической изменчивостью терминов. "Термин может быть мотивирован дважды, во-первых, единицами обще-употребительной лексики, во-вторых, терминологической системой, в которую он входит" (Макарихина, 1984: 43).
Сам признак мотивированности слова часто связан с модальностью. Мы полагаем, что очень часто термины, обладающие внутренней формой, имеют тенденцию к воз-можному проявлению оценки в структуре терминологиче-ского значения, например: убийца, вымогательство, robber, blackmail и др.
Необходимо добавить, что в термине особенно четко  выступает его номинативный характер. Это значит, что в качестве терминологических единиц обычно рассматри-ваются  имена существительные  или построенные на их основе  словосочетания (Канделаки, 1970). Языковую функцию термина можно определить прежде всего как на-зывную, номинативную: термины называют предметы, яв-ления действительности и понятия о них. В этом, види-мо, и состоит существо термина (Моисеев, 1970: 135).
Зависимость термина от контекста является одной из наиболее дискуссионных проблем в современном термино-ведении. Причем данная проблема тесно связана с во-просом о многозначности термина, вызывающем такое же разнообразие мнений. Вопрос о соотношении термина и контекста является одним из тех вопросов, по которому обычно проводится резкая граница между термином и словом (Крылов, 1973: 90).
"Термины, — писал Д. С. Лотте, — представляют собой слова и словосочетания и поэтому нередко подвергаются языковым изменениям в зависимости от их употребления в том или ином контексте. Однако такое контекстное изменение значения термина является одним из сущест-венных пороков терминологии, и его ни в коем случае нельзя допускать"(Лотте, 1961: 74).
А. А. Реформатский считает, что для термина  важен не контекст, а терминология, к которой он относится и в которой приобретает однозначность (Реформатский, 1986: 166). "Научный контекст в какой-то степени без-различен к выбору слова-термина, к его качеству, к многообразной окраске, которыми слово располагает в системе общего языка" (Кутина, 1970: 86).
Существует и другая точка зрения. Ряд исследователей отмечает, что независимость термина от контекста яв-ляется идеальным, но все же желаемым свойством терми-нологической единицы. В практике повседневного упот-ребления подобным качеством могут обладать термины лишь определенных терминосистем, например, терминоло-гии точных наук. Попадая в словесное окружение, в обычные условия своего прежнего употребления, терми-ны, большая часть которых образована с помощью изме-нения значений слов общеупотребительного языка, теря-ют свою строгую техническую определенность, перестают быть собственно идеальными терминами, и их содержание без помощи контекста, т. е. словесного окружения точ-но определено и выявлено быть не может (Крылов, 1973: 91).
В. П. Даниленко также полагает, что немаловажную роль в достижении семантической определенности терми-на играет контекст. "Повторяемость контекста закреп-ляет за термином строго определенное его значение" (Даниленко, 1977: 60). Кроме того, зависимость терми-на от контекста обусловлена экстралингвистичностью терминологических единиц, связью терминов с теорией, научными направлениями школами (Чеботникова, 1982: 37).
 По существу об абсолютной однозначности терминов можно было бы говорить лишь в том случае, если бы ка-ждый термин представлял собой особый звуковой ком-плекс и каждая из обособляемых его частей (морфем) имела бы только одно "абсолютное значение", но такая система возможна лишь для весьма ограниченного числа понятий. Вместе с тем такая система нецелесообразна (Крылов, 1973: 96). Следуя данной точке зрения  авто-ра, мы также полагаем, что однозначность термина вне его контекста – не обязательное условие его существо-вания. Контекст является средством отбора нужного значения.
Специфика терминов особенно отчетливо проявляется при рассмотрении проблемы терминологической синони-мии, которая неоднозначно решается исследователями.   Специфичность терминологических единиц иногда усмат-ривают, прежде всего, в его однозначности, в отсутст-вии синонимии и некоторых других свойств (Кузькин, 1962: 141).
 Существует мнение, что "сама природа термина знака с однозначным отношением означающего и означаемого лишает его всяких предпосылок для развития полисемии" (Реформатский, 1961: 61). Хотя другими исследователя-ми признается, что полисемические отношения широко проникают в формирующиеся терминологии (Кутина, 1970: 88).
 Если на первоначальном этапе своего становления терминосистемы оказываются полностью подчиненными по-лисемическими и синонимическими связями, то при даль-нейшем ходе развития терминосистем возникает насущная потребность в упорядочении этих связей. То есть язык дает материал для терминологий, но он же навязывает принципы своей организации (Кутина, 1970: 89).
Нам представляется более конструктивным подход авторов, согласно которому реальные термины могут быть и многозначными, и синонимичными (Моисеев, 1970: 127-128). В. П. Даниленко оправдывает полисемию в терминологии, "которая проявляется, главным образом, как категориальная многозначность и на основе метони-мического и синекдохического переноса значения" (1978: 205).
Мнение В. П. Даниленко, на наш взгляд, наиболее точно и четко отражает сущность всех процессов, про-исходящих в терминологической системе. В частности автор отмечает, что терминология, являясь частью об-щелитературной лексики и в значительной степени беря истоки из общелитературной лексики, не может изолиро-ваться от законов и процессов ее развития и функцио-нирования. Поэтому в терминологии имеют место почти все те лексико-семантические процессы, которые харак-теризуют лексику вообще, но со своими специфическими чертами реализации этих процессов (Даниленко, 1971: 12-13).
 Активной тенденцией в развитии научных знаний явля-ется то, что одни и те же объекты становятся предме-тами разных знаний об объектах, что также может стать основой для развития полисемии (Котелова, 1970: 123). Таким образом, следует признать, что многозначность есть реально существующее и действующее явление в пределах той или иной терминологии, что еще раз дока-зывает общность (но не идентичность) термина и слова.
Вопрос о наличии синонимии в терминологических сис-темах, о ее нежелательности или даже порочности этого явления в области терминологии остается в настоящее время дискуссионным. Некоторые авторы полагают, что синонимии в терминологии не должно быть (Толикина, 1970: 61-62), а то, что обычно понимают под термино-логической синонимией, является всего лишь дублетно-стью (Даниленко, 1977: 55; Кутина, 1970: 86). "В тер-минологии нет стилистических синонимов, поскольку употребление терминологии характерно для одного науч-ного стиля" (Романова, Черемисина, 1987: 17).
С другой стороны, существует мнение, сторонниками которого являемся и мы, что законы языка универсаль-ны, и что терминология им полностью подчиняется. Сле-довательно, явление синонимии среди терминов функцио-нально оправдано (Котелова, 1970: 122-123; Молодец, 1983: 12; Головин, 1971: 64-67; Русинова, 1985: 26).  Термины-синонимы могут быть использованы для номина-ции близких понятий (почему понятия не могут быть близкими), а также со стилистической (для архаизации, модернизации, специализации текста), эвфемистической  целью, когда они обозначают одно и то же понятие (Ко-телова, 1970:  122-123).
Кроме того, терминология любой отрасли знания обслу-живает общение специалистов этой области в самых раз-ных сферах их деятельности: выступления на симпозиу-мах и конференциях, преподавание в средней школе и вузе, написание статей, составления различной техни-ческой документации, участие в научно-популярных из-даниях, устные беседы на личном уровне. Нетрудно уви-деть, что для терминов, служащих лексической основой этих многочисленных и разнообразных контекстов, тре-буются и разные качества, зависящие от конкретных це-лей общения. Синонимичные термины позволяют избежать унылости и однообразия научного изложения (Русина ,1985: 28-29). С проявлением этой особенности терми-нов связан вопрос о наличии оценки в терминах, напри-мер: многоженство – полигамия, leading case – parent case; lesser theft – petty theft; tort – civil wrong, capital punishment – death sentence.
Таким образом, мы полагаем, что синонимические отно-шения не могут нарушить строгую регламентацию и точ-ность понятия, а лишь дополняют, улучшают терминоло-гическое значение, придают необходимые оттенки семан-тической структуре термина. Варианты и синонимы тер-минов сосуществуют длительное время и не проявляют тенденции ни к исчезновению, ни даже к какому бы то ни было сокращению, так как они прочно вплелись в языковую ткань и ныне составляют единое органическое целое (Молодец, 1983: 19).
Так же, как и синонимия, антонимия, активно поддер-живая системность терминологии, не препятствует тер-мину выполнять его функции (Лаврова, 1979: 63). Анто-нимия в специальной лексике – строго системное явле-ние и этим отличается от аналогичного явления в общей лексике (Косов, 1980: 20).
В. П. Даниленко считает, что "явление антонимии не только не чуждо терминологии, а напротив, именно здесь, в терминологии, антонимия стала средством вы-ражения необходимых и неизбежных явлений" (1971: 27), т. е. одним из свойств терминов, специфическим по своему проявлению. Кроме того, слово-термин в отличие от слова-нетермина имеет более четкие логические ли-нии парадигматической организации, зависящие, в пер-вую очередь, от логической системной организации по-нятийного аппарата науки (Головин, 1980: 4).
С явлением антонимии тесно связана проблема оценоч-ности в термине, которая, по мнению некоторых иссле-дователей (А. А. Реформатский, Е. Н. Толикина, Рома-нова и др.), является чуждой  терминологической при-роде. Как известно, одним из способов проявления оценки является противопоставление, например: общест-веный порядок – массовые беспорядки, уставные отноше-ния – неуставные отношения, правомерные действия – неправомерные действия, act of law – act of criminal-ity, Legal marriage – invalid marriage, honest doubt – unresonable doubt.
Целью нашего исследования является показать специфи-ку юридической терминологии, в которой оказывается возможным присутствие оценки в термине, доказать на-личие оценочного компонента в значении юридического термина, показать обязательность его присутствия в ряде случаев, обнаружить и объяснить истоки его воз-никновения и процесс его преобразования в ходе исто-рического развития терминологии права.
Положение о том, что термины — это "слова и ничто человеческое им не чуждо" (Котелова, 1970: 124), вполне обосновывает постановку вопроса о возможности присутствия элемента оценки в терминах определенных терминосистем.
Мы считаем, нет оснований полагать, что терминологи-ческая единица имеет свою уникальную, присущую только ей природу, которая препятствует воздействию на нее общеязыковых законов. Напротив, в любой терминосисте-ме имеются такие "нежелательные" явления, как синони-мия, полисемия, омонимия, зависимость от контекста и пр.  И, как правило, эти процессы не только не пре-пятствуют развитию той или иной терминологической системы, а, напротив, вносят свою динамику, то есть способствуют "естественной жизни" данной системы в системе общего языка.
Между термином и словом в плане выражения качествен-ных различий не существует. Термины образуются по действующим в языке правилам образования слов и сло-восочетаний, имеют формальные те же признаки, что и обычные слова, подчиняются общим правилам словоизме-нения. Различия между лексикой общего языка и терми-нами проявляются в плане содержания (Косов, 1980: 18).
Несомненно, соотнесенность термина с определенным научным понятием, его функционирование в "умной" сфе-ре, отличает его в какой-то мере от общего слова. От-носительно же других признаков, приписываемых термину (точность значения, однозначность, системность, от-сутствие синонимов и т.п.), можно сказать, что они в ряде случаев оказываются желаемыми качествами.
Примеры недостаточной системности, нестрогости зна-чения реальных терминов, их многозначности, омонимии и синонимии хорошо известны (Моисеев, 1970).
Нам представляется вполне справедливым положение, выдвинутое З. И. Комаровой. Автор утверждает, что "…граница между термином и нетермином часто лежит не между словами, а внутри смысловой структуры сло-ва"(1979: 7).
 Эта граница не является, по нашему мнению, резко прочерченной, разделяющей слова на два противополож-ных полюса. Напротив, многие свойства, присущие общим словам при переходе этой границы, остаются с термина-ми, но в несколько преобразованном виде, который на них накладывает понятийность, официальность и т.д. Несомненно, функционируя как термин, слово теряет экспрессивность, эмоциональность. Но при этом оценоч-ность может оставаться. Более того, она необходима в некоторых случаях и становится одним из ведущих при-знаков термина.
 Выдвинутое нами положение наглядно проявляется на примере терминологии права. Последнее "есть наука о добром и справедливом" (Дигесты Юстиниана, 1984, с.23). Без сомнения, нельзя прямолинейно решать во-прос об оценочности применительно ко всем терминоси-стемам. Чем теснее связь терминологической системы с общими условиями жизни человека, тем труднее провести границы между термином и нетермином.
Изучение специфики терминосистем теснейшим образом связано с системой мировосприятия общества, историей развития культуры, самого общества. Эта специфика особо ярко проявляется при рассмотрении терминологий общественных наук в историческом разрезе.
 Система юридических терминов по своему характеру ближе к общим законам языка, чем, например, химиче-ская или физическая терминология. Поэтому некоторые положения относительно свойств терминологических еди-ниц в данных терминологиях являются абсолютно бес-спорными, тогда как в юридической терминологической системе они имеют свою специфичность.
Таким образом, исследование терминов не может отры-ваться от законов общего языка, т. е. терминологиче-ские единицы подчинены ряду общеязыковых закономерно-стей, но представляют особую группу в системе языко-вых единиц.
 Терминология права – это система слов, использован-ных для отражения явлений общественной и частной жиз-ни человека, правил и норм регулирования отношений между людьми, между человеком и обществом. От обще-употребительной лексики эти слова отличаются закреп-ленностью за определенной отраслью деятельности чело-века, устойчивостью, не допускающей изменения, закре-пленностью за текстами законов и способностью переда-вать не столько названия, сколько понятия этой облас-ти знания. То есть они являются терминами, понимаемы-ми нами как особые разновидности языковых единиц (слов, словосочетаний).

3 отзыва на СПЕЦИФИКА ОЦЕНОЧНОГО КОМПОНЕНТА В СТРУКТУРЕ ЗНАЧЕНИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ТЕРМИНА

  1. Слава

    Спасибо компании Магистр!Все наверное знают как иногда лень делать дипломную работу самостоятельно, каких усилий стоит заставить себя сесть за работу над ВКР. Благодаря сотрудникам компании я смог убить сразу двух зайцев — и самостоятельно написал работу и от лишних 35 тыс. рублей избавился (для меня это мелочи, мой папа известный олигарх). Так что если есть ненужные денежные знаки — обращайтесь сюда. В итоге и работу сами напишете (времени не будет искать подобные другие конторы) и знаний наберетесь (легче будет защищать когда сам все делал) и мошенникам с денежками поможете.

  2. Максим

    Обычно я сам пишу все работы. Но в этот раз некоторое стечение обстоятельств мне помешало. Работа нужна была не срочно, о чём я и уведомил специалистов. Но, к моему удивлению, уже через 4 дня она была готова! Буду иметь компанию в виду….

  3. Елена

    диплом написали хорошо, немного на доработках мы застряли)) но ничего в этом катастрофического не было, в итоге то я получила выполненную работу в очень хорошем качестве! спасибо огромное!!!

Добавить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *