Ограничения в лексической семантике русского слова

299.00руб.

Ограничения в лексической семантике русского слова
ПРЕДИСЛОВИЕ    3
ВВЕДЕНИЕ    5
ГЛАВА 1. ОГРАНИЧИТЕЛЬНЫЕ ФРАГМЕНТЫ ТОЛКОВАНИЯ КАК МАНИФЕСТАТОРЫ ЛИМИТИРУЮЩИХ СЕМ    15
ВЫВОДЫ    57
ГЛАВА 2. ЛИМИТИРУЮЩИЕ СЕМЫ В КОНТЕКСТЕ СЕМЕМЫ: СИСТЕМНО-СЕМАСИОЛОГИЧЕСКАЯ   ИНТЕРПРЕТАЦИЯ    58
2.1. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ    58
2.2. ЛИМИТИРУЮЩИЕ СЕМЫ В ИХ СВЯЗИ С МЫСЛИТЕЛЬНЫМИ КАТЕГОРИЯМИ    60
2.3. ЛИМИТИРУЮЩИЕ СЕМЫ НА ФОНЕ СОВРЕМЕННЫХ ТЕОРИЙ ЗНАЧЕНИЯ    74
2. 4. ТИПОЛОГИЯ ЛИМИТИРУЮЩИХ СЕМ    101
2.4.1. Специализированные лимитирующие семы    107
2.4.2. Альтернативные лимитирующие семы    108
2.4.3. Вероятностные лимитирующие семы    112
ВЫВОДЫ    116
ГЛАВА 3. ЛИМИТИРУЮЩАЯ СЕМАНТИКА И ВЕЩНЫЙ МИР: ОНОМАСИОЛОГИЧЕСКАЯ И ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ    118
3.1. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ    118
3.2. СИСТЕМА ЛИМИТИРУЮЩИХ СЕМ КАК ОТРАЖЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ ВЕЩНОГО МИРА    123
3.2.1. Денотативно-конкретизирующие семы в семемах глаголов    126
3.2.2. Ситуативно-конкретизирующие ЛС в семемах глаголов    177
3.2.3. Лимитирующие семы в семемах прилагательных    187
3.2.4. Лимитирующие семы в семемах существительных    217
ВЫВОДЫ    240
ГЛАВА 4. ЛИМИТИРУЮЩИЕ СЕМЫ В ПРОЕКЦИИ НА СИНТАКСИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ ЯЗЫКА: КОГНИТИВНАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ    242
4.1. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ    242
4.2. ЛИМИТИРУЮЩИЕ СЕМЫ КАК ОТРАЖЕНИЕ ЭЛЕМЕНТОВ СТРУКТУРЫ ЗНАНИЯ: ТИПОЛОГИЯ И РЕАЛИЗАЦИЯ    249
4.3. ГЛАГОЛЬНЫЕ ПРЕДИКАТЫ С ЛИМИТИРУЮЩЕЙ СЕМОЙ СУБЪЕКТА И ПРОПОЗИЦИОНАЛЬНЫЕ СТРУКТУРЫ: ОПЫТ АНАЛИЗА    259
4.3.1. Пропозиции с предикатами состояния и референтным ограничителем –неодушевленным субъектом    262
4.3.2. Пропозиции с предикатами возникновения предмета / исчезновения предмета и референтным ограничителем –неодушевленным субъектом    269
4.3.3. Пропозиция с предикатами субъектного перемещения и референтным ограничителем – неодушевленным субъектом    274
4.3.4. Пропозиция с предикатами перемещения объекта и референтным ограничителем – неодушевленным субъектом    287
4.3.5. Пропозиция с предикатами воздействия на объект и референтным ограничителем – неодушевленным субъектом    292
4.3.6. Пропозиции ‘интеллектуальная деятельность субъекта’ и ‘эмоциональное состояние субъекта’ с референтным ограничителем – неодушевленным субъектом    298
ВЫВОДЫ    306
ЗАКЛЮЧЕНИЕ    308
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ    311
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ СОКРАЩЕНИЙ    339

Артикул: 31545 Категория: Метка:

Описание

ПРЕДИСЛОВИЕ    3
ВВЕДЕНИЕ    5
ГЛАВА 1. ОГРАНИЧИТЕЛЬНЫЕ ФРАГМЕНТЫ ТОЛКОВАНИЯ КАК МАНИФЕСТАТОРЫ ЛИМИТИРУЮЩИХ СЕМ    15
ВЫВОДЫ    57
ГЛАВА 2. ЛИМИТИРУЮЩИЕ СЕМЫ В КОНТЕКСТЕ СЕМЕМЫ: СИСТЕМНО-СЕМАСИОЛОГИЧЕСКАЯ   ИНТЕРПРЕТАЦИЯ    58
2.1. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ    58
2.2. ЛИМИТИРУЮЩИЕ СЕМЫ В ИХ СВЯЗИ С МЫСЛИТЕЛЬНЫМИ КАТЕГОРИЯМИ    60
2.3. ЛИМИТИРУЮЩИЕ СЕМЫ НА ФОНЕ СОВРЕМЕННЫХ ТЕОРИЙ ЗНАЧЕНИЯ    74
2. 4. ТИПОЛОГИЯ ЛИМИТИРУЮЩИХ СЕМ    101
2.4.1. Специализированные лимитирующие семы    107
2.4.2. Альтернативные лимитирующие семы    108
2.4.3. Вероятностные лимитирующие семы    112
ВЫВОДЫ    116
ГЛАВА 3. ЛИМИТИРУЮЩАЯ СЕМАНТИКА И ВЕЩНЫЙ МИР: ОНОМАСИОЛОГИЧЕСКАЯ И ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ    118
3.1. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ    118
3.2. СИСТЕМА ЛИМИТИРУЮЩИХ СЕМ КАК ОТРАЖЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ ВЕЩНОГО МИРА    123
3.2.1. Денотативно-конкретизирующие семы в семемах глаголов    126
3.2.2. Ситуативно-конкретизирующие ЛС в семемах глаголов    177
3.2.3. Лимитирующие семы в семемах прилагательных    187
3.2.4. Лимитирующие семы в семемах существительных    217
ВЫВОДЫ    240
ГЛАВА 4. ЛИМИТИРУЮЩИЕ СЕМЫ В ПРОЕКЦИИ НА СИНТАКСИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ ЯЗЫКА: КОГНИТИВНАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ    242
4.1. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ    242
4.2. ЛИМИТИРУЮЩИЕ СЕМЫ КАК ОТРАЖЕНИЕ ЭЛЕМЕНТОВ СТРУКТУРЫ ЗНАНИЯ: ТИПОЛОГИЯ И РЕАЛИЗАЦИЯ    249
4.3. ГЛАГОЛЬНЫЕ ПРЕДИКАТЫ С ЛИМИТИРУЮЩЕЙ СЕМОЙ СУБЪЕКТА И ПРОПОЗИЦИОНАЛЬНЫЕ СТРУКТУРЫ: ОПЫТ АНАЛИЗА    259
4.3.1. Пропозиции с предикатами состояния и референтным ограничителем –неодушевленным субъектом    262
4.3.2. Пропозиции с предикатами возникновения предмета / исчезновения предмета и референтным ограничителем –неодушевленным субъектом    269
4.3.3. Пропозиция с предикатами субъектного перемещения и референтным ограничителем – неодушевленным субъектом    274
4.3.4. Пропозиция с предикатами перемещения объекта и референтным ограничителем – неодушевленным субъектом    287
4.3.5. Пропозиция с предикатами воздействия на объект и референтным ограничителем – неодушевленным субъектом    292
4.3.6. Пропозиции ‘интеллектуальная деятельность субъекта’ и ‘эмоциональное состояние субъекта’ с референтным ограничителем – неодушевленным субъектом    298
ВЫВОДЫ    306
ЗАКЛЮЧЕНИЕ    308
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ    311
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ СОКРАЩЕНИЙ    339
 Предисловие
Язык есть средство общения и сообщения, средство кодирования и деко-дирования определенной информации. Наряду с коммуникативной и номинатив-ной, язык обладает еще и кумулятивной функцией – он является хранителем вне-языковой, общественно и культурно значимой информации. Накопление и со-хранение информации происходит в словаре, из чего следует, что целостное тео-ретическое описание языка требует полного семантического описания его лекси-ческих единиц.
В работе рассматривается семантика русского слова с ограничительными компонентами семантического характера, зафиксированными в словарном тол-ковании. Исследуя класс глаголов, объединяющим семантическим компонентом которых является сема ‘специализированный субъект действия или состояния’, типа: подскакать ‘приблизиться вскачь к кому-, чему-л. (о лошади, а также о всаднике)’; исписаться ‘утратить способность к свежему и оригинальному твор-честву (о писателе, художнике, композиторе)’; хохлиться ‘ежась, втягивать голо-ву, взъерошивать перья (о птицах)’; вянуть ‘лишаться свежести (о растениях)’; кропить ‘падать мелкими каплями (о дожде)’; мелеть ‘становиться менее глубо-ким (о водоемах)’ и др. [см.: Михайлова 1984; 1985; 1987], мы обратили внима-ние, что семантическое сходство подобных единиц обусловливает формальное сходство в способе подачи этих глаголов в словаре – сема специализированного субъекта заключается в скобки. Такое оформление связано с особым статусом названной семы. В семемах глаголов семы специализированного субъекта не просто открывают субъектную валентность, но ограничивают денотативное поле глагольного действия, образуя узко-референтное значение глагольной семемы.
Наблюдения над более широким лексическим материалом показали, что, во-первых, сочетаемостные ограничения могут распространяться не только на субъектную, но и на другие валентности слова; во-вторых, круглые скобки как способ лексикографической интерпретации встречается не только в словарных дефинициях глаголов, но также и в толкованиях других знаменательных частей речи. Такое положение дел закономерно поставило перед автором следующие вопросы: Какая информация составителями толковых словарей заключается в скобки? Какое место в семеме занимает ограничительный компонент? Какова природа этого компонента? Есть ли различия между ограничительными компо-нентами, входящими в значения разных частей речи? Какая часть вещного мира находит отражение в ограничительном компоненте? Какое место занимает огра-ничительный компонент в структуре знания? Осмыслению этих проблем посвя-щена данная диссертация.

Введение
Современная лингвистическая наука характеризуется большим разнообра-зием мнений и теорий при истолковании одних и тех же языковых фактов. Изу-чение языка всегда производится под определенным углом зрения, и не может быть лингвистического исследования, осуществленного вне того или иного под-хода.
Долгое время в языкознании господствующим был лингвоцентрический, или системоцентрический, подход, наиболее успешно отвечающий идее “имма-нентной” лингвистики изучать язык “внутри себя и для себя”. Сегодня совре-менные лингвистические теории смещаются в антропологическую сферу, и мож-но с полным основанием констатировать наличие антропоцентрического подхо-да, предусматривающего необходимость включения человека, личности в орбиту интересов языкознания и изучения языка “в тесной связи с человеком, с его соз-нанием, духовно-практической деятельностью” [Постовалова 1988: 8].
Принцип антропоцентризма языка был заявлен и обоснован В. фон Гум-больдтом. “Язык, – писал ученый, – следует рассматривать, по моему глубокому убеждению, как непосредственно заложенный в человеке“ [Гумбольдт 1984: 313]. Главное положение, которое служит отличительной чертой антропоцентри-ческого направления, Ю.С.Степанов во вводной статье  к трудам Э.Бенвениста сформулировал так: “…язык создан по мерке человека, и этот масштаб запечат-лен в самой организации языка; и в соответствии с ним язык и должен изучать-ся” [Степанов 1974: 15]. Из этого следует, что и в лексикографических источни-ках, в частности в толковых словарях, должен находить проявление принцип ан-тропоцентризма.
Вместе с тем принцип антропоцентризма утверждается и как способ изу-чения языка, его единиц и категорий (Ю.Н.Караулов, В.В.Морковкин, В.И.По¬сто¬валова и др.). В таком осуществлении антропоцентризм предстает как мето-дология, согласно которой язык рассматривается в качестве благоприобретенной принадлежности сознания человека и описывается с учетом его присущности че-ловеку. Антропоцентрический подход к описанию языка прослеживается, глав-ным образом, в исследованиях, посвященных проблемам функционирования языковых единиц (Н.Д.Арутюнова, Т.В.Булыгина, О.П.Ерма¬кова, Е.А.Зем¬ская, Ю.Н.Караулов, Г.Е.Крейдлин, Л.П.Крысин, Н.А.Ку¬пи¬на, А.Б.Пеньковский, И.А.Стернин, М.Ю.Федосюк, А.Д.Шмелев и др.), тогда как системно-струк¬турная организация лексики продолжает описываться в рамках лингвоцентриче-ского подхода (Л.М.Васильев, В.Г.Гак, Р.М.Гайсина, Т.А.Киль¬ди¬бе¬кова, Л.А.Но¬виков, Ж.П.Соколовская, В.М.Солнцев, А.А.Уфимцева, А.Н.Шрамм и др.). Со-вмещение двух названных подходов при изучении вопросов семантики русской лексики обусловливает актуальность нашей работы.
В семасиологии сегодня представлено множество разнообразных концеп-ций структуры лексического значения и исследований семантики слова по кон-фигурации семного состава. Как справедливо заметила А.А.Уфимцева, “разнооб-разие работ в этом ряду так велико, что нет никакой возможности хотя бы при-ближенно перечислить их. При общности применяемого их авторами, казалось бы, одного и того же исследовательского приема – анализа смыслового содержа-ния слова по компонентам – различие в понимании самого объекта (слова и его значения), материала и целей исследования обусловило бесконечные вариации работ в этом направлении” [Уфимцева 1986: 28]. На основе различных по харак-теру внутрисловных семантических компонентов исследователи рассматривают различные лексические парадигмы. Очевидно, однако, что сейчас получать но-вые лингвистические знания, работая с классами слов, затруднительно. Новых результатов исследователи добиваются, совершая прорыв от слова либо в мак-ромир – к тексту, либо в микромир – к отдельным компонентам значения слова. Теоретические проблемы семасиологии и лексикологии тесно увязываются с со-временной теорией лексикографии, которая провозгласила принципы антропо-морфного способа организации материала и увеличения семантической емкости толкования значения (А.С.Герд, Т.А.Корованенко, Н.З.Котелова, Г.Н.Скляревская, Ф.П.Сороколетов). Вследствие этого существует необходи-мость в анализе таких аспектов семантики, которые до сих пор по разным при-чинам оставались в тени. К их числу относится проблема ограничительного ком-понента в семантике лексической единицы, представленного определенной мо-делью лексикографической интерпретации. Решение этой проблемы путем цело-стного семантико-лексикографического анализа также определяет значимость нашего исследования.
Для относительно полной теории значения необходимо учитывать не только онтологические, но и номинативно-функциональные и коммуникативно-функциональные основания. Такой подход к значению принадлежит когнитив-ной парадигме, активно развиваемой в настоящее время в разработке проблемы искусственного интеллекта [Чарняк 1983; Язык и интеллект 1996], в когнитивной лингвистике [Филлмор 1983; 1988; Фрумкина 1988; 1992; Wierzbicka 1985; 1992 и др.].
В центре внимания когнитивной лингвистики находится язык как общий когнитивный механизм,  как когнитивный инструмент – система знаков, верба-лизующая знания как форму информации о мире. Знания “упаковываются” в структуру и отражаются в значениях языковых единиц, поэтому в области семан-тики разрабатываются разные варианты ее когнитивных версий – прототипиче-ская семантика, концептуальная семантика, фреймовая семантика [см.: Беляев-ская 1994; Ван Дейк 1989; Вежбицкая 1996; Демьянков 1992; 1994; Кубрякова 1992; 1994; Минский 1979; Рябцева 1991; Филлмор 1988; Харитончик 1992 и др.]. Новое моделирование значения привело к необходимости при исследовании лексической семантики подключать категории когитологии, такие как структура знания, способы его упаковки и др. Ограничительный компонент значения слова, наделенный способностью указывать на окружающую действительность, также “встраивается” в структуры знания о мире – прототипы, фреймы, – поэтому акту-альным и значимым является когнитивная интерпретация данного компонента.
В современной лингвистике получила бурное развитие идея систематиче-ской и национально своеобразной организации семантических фактов. Введен-ное в лингвистический обиход понятие наивной картины мира [см., например: Апресян 1995; Арутюнова 1987; Гачев 1988; Ковалев 1993; Колшанский 1990; Постовалова 1988; Топоров 1988; Уфимцева 1988; Цивьян 1990; Яковлева 1994] дает семантике новую интересную возможность связывать языковые значения с фактами действительности не прямо, а через отсылки к определенным деталям наивной картины мира, как она представлена в данном языке. В попытке рекон-струировать национальную картину мира на основе описания содержания огра-ничительных компонентов мы также видим актуальность нашего исследования.
Язык есть важнейшее средство не только общения и выражения мысли, но также и аккумуляции знаний культуры. Он фиксирует фрагменты человеческого бытия и отражает происходящие в обществе социальные, экономические и куль-турные изменения, он выступает как средство накопления, хранения, передачи добытых этим обществом знаний. Язык составляет значительную часть культуры народа и, наряду с нравами и обычаями, является культурным наследием той или иной нации. «Будучи одним из признаков нации, ее “социального взаимодейст-вия”, язык представляет собой главную форму выражения и существования на-циональной культуры» [Воробьев 1997: 12].  Признание этого факта явилось мощным импульсом для лингвокультурологических исследований (Т.В.Булы¬гина, В.В.Воробьев, В.Е.Гольдин, М.А.Дмитровская, О.П.Ермакова, В.Г.Косто¬маров, Г.Е.Крейдлин, Л.П.Крысин, Н.А.Купина, Л.Н.Мурзин, С.Е.Ни¬ки¬тина, А.Б.Пеньковский, О.Б.Сиротинина, З.К.Тарланов, М.Ю.Федосюк, А.Д.Шме¬лев). Объектом таких исследований являются тексты (в широком понимании), так как текст – “важнейшая единица культуры” [Мурзин 1996: 10]. Поскольку накопле-ние и сохранение информации, в том числе и культурной, происходит в словаре, нам представляется актуальным лингвокультурологическое исследование зафик-сированной в толковом словаре русской лексики и, в частности, ограничительно-го компонента семантики слова как результата отражения особенностей культу-ры народа.
Таким образом, в процессе исследования мы стремились к соединению семасиологии с лингвокультурологией и с когнитивными теориями фреймов и гештальт-структур, совмещая при этом лингвоцентрический и антропоцентриче-ский подходы. Синтез исследовательских направлений открывает перспективы расширения границ традиционной семасиологии, а решение проблемы семанти-ческого ограничения, полное монографическое описание ограничительного ком-понента могут стать обоснованием лексикографической деятельности в новом направлении.
В работе выдвинута следующая гипотеза: ограничительный фрагмент сло-варного толкования манифестирует лимитирующий компонент семемы, отра-жающий детерминированное особенностями национального мировосприятия ти-повое представление о денотате или ситуации и обусловливающий особенности реализации связанных с ним семантико-синтаксических позиций.
Условно можно сказать, что исследование проходило в два этапа. Первый этап эмпирический, он включает обоснование отбора материала и решение про-блемы выявления лимитирующих сем. Второй этап собственно исследователь-ский, это выработка макета концептуального описания лимитирующих сем – от сущности к реализации. Поэтому второй этап состоит из трех подэтапов в соот-ветствии с аспектами интерпретации отобранного материала.
На каждом этапе анализа выделяется собственный объект иссле-дования. На первом этапе объектом исследования служат ограничительные фрагменты толкования в словарных дефинициях лексических единиц, представ-ленные особыми формальными лексикографическими показателями: скобками, союзами и, или, кванторными наречиями. На втором этапе объектом является лексическое значение русского слова в системе языка, в культурном сознании носителей языка и в речевой реализации.
Предметом исследования является ограничительный компо-нент в семантике слова – лимитирующие семы.
Цель работы – на базе семантико-лексикографического, лингвокуль-турологического и когнитивного описания разработать концепцию ограничения в лексической семантике русского слова.
Для достижения этой цели решаются следующие конкретные
 задачи:
1. Выявить способы представления ограничительного фрагмента в толко-вых словарях русского языка;
2. Выделить лимитирующую сему как элемент денотативно-ограни¬чи¬тельного компонента семемы, формирующего, наряду с сигнификативным и коннотативным компонентами, лексическое значение слова;
3. Определить природу денотативно-ограничительного компонента, разра-ботать классификацию лимитирующих сем на интра- и экстралингвистических основаниях;
4. Выявить соотношение между системой лимитирующих сем и участком реального мира, обосновать лингвокультурологическую значимость этой систе-мы;
5. Определить место информации, закрепленной в лимитирующих семах, в структуре знаний и установить зависимость между характером лимитирующих сем и экспликацией в высказывании обусловленных ими семантико-синтаксических позиций.
Материалом для исследования послужили словарные дефиниции всех знаменательных частей речи, содержащие ограничительные фрагменты толкования, которые были извлечены методом сплошной выборки, по возможно-сти исчерпывающе, из толковых словарей русского языка – свыше 10 тыс. еди-ниц; а также высказывания, включающие предикаты с лимитирующими семами, – около 9 тыс. фраз.
Для сбора материала был использован прежде всего “Словарь русского языка” в четырех томах (Малый академический словарь, далее – МАС); по мере необходимости привлекали также 17-томный “Словарь современного русского литературного языка” (Большой академический словарь, далее – БАС), вышед-шие тома 2-го издания “Словаря современного русского литературного языка” (далее – ССРЛЯ) и “Словарь русского языка” С.И.Ожегова (под ред. Н.Ю.Шве¬довой, далее – СОШ). Методологически работа по сбору материала основыва-лась на сочетании индуктивного метода с гипотетико-дедуктивным, так как они взаимодополняемы, а их жесткое противопоставление противоречит логике ког-нитивного процесса. Первоначально применялся индуктивный подход, цель ко-торого – установить с помощью формальной процедуры некоторую совокупность слов, имеющих в толковательной части скобки. Затем на основе “челночного”  метода – от словарной дефиниции к семантике и обратно – выделялись семемы, содержащие ограничительный компонент (как оказалось, не обязательно заклю-ченный при толковании в скобки).
Отбор фразового материала осуществлялся путем порционных выборок из произведений художественной литературы и публицистических текстов. По не-обходимости привлекался иллюстративный материал словарей.
Основные методы исследования. Комплексное изучение ограничительного компонента семантики основано на методах описательного лингвистического анализа. Автор исходит из двух основных методологических положений: об отражательной природе значения и о национально-культурной обусловленности языка.
Применительно к отдельным аспектам исследования использован ряд тра¬диционных для семасиологии частных методов. Это компонентный, дистрибу-тив¬ный, трансформационный анализ. Кроме того, применялись методы лингво-культурологии – соотнесение значения с культурным кодом, реконструкция фрагмента языковой картины мира, – а также методы когнитивной лингвистики, в частности метод семантического моделирования структуры значения и струк-туры пропозиции. Наконец, немалое место отводилось интроспекции как ме¬тоду научного анализа, в наибольшей степени отвечающему специфике антропоцен-трического подхода. Несомненную ценность этого метода отмечает ряд исследо-вателей (А.Вежбицкая, В.В.Морковкин, А.Д.Мостовая, Р.М.Фрумкина и др.).
Научная новизна исследования определяется в первую оче-редь тем, что предложена концепция ограничительной семантики в значении слова: выделен денотативно-ограничительный компонент в структуре лексиче-ского значения; определена онтологическая природа этого компонента и его со-ставляющих – лимитирующих сем; предложена многоаспектная типология ли-митирующих сем; выявлены лингвокультурологические основания системной организации лимитирующих сем; установлена связь между типами лимитирую-щих сем и семантико-синтаксическими позициями пропозициональной структу-ры; прослежены тенденции в реализации этих позиций в поверхностной структу-ре высказывания. Выявленная модель лексикографической интерпретации се-мантики слова, интуитивно используемая составителями словарей, получила в диссертации теоретическое осмысление и обоснование на основе разработанного системно-интегрального подхода к лексическому значению.
Теоретическая значимость диссертации. Основные идеи исследова-ния, определившие его новизну, существенны для теоретического обоснования компонентного состава лексического значения, для унификации моделей толко-вания слов разных частей речи. Результаты исследования могут быть использо-ваны в теоретических трудах по философии языка, семасиологии и лингвокуль-турологии.
Практическая значимость исследования определяется предназначенностью его результатов для лексикографической практики и для учебно-методической интерпретации лексической системы русского языка. Под-готовленные автором словарные материалы и учебные пособия используются в курсе “Современный русский язык” и в специальных курсах по актуальным во-просам семантики, которые читались автором в Уральском университете и Уральском педагогическом университете.
На защиту выносятся следующие положения:
1. В дефинициях толкового словаря можно выделить фрагменты толкова-ния, выполняющие ограничительную функцию. Подобные фрагменты разнооб-разны, поскольку передают разные типы информации. Среди прочих есть огра-ничения, связанные с денотативной семантикой слова и отражающие особенно-сти восприятия внеязыковой реальности определенным этносом. Эти ограниче-ния фиксируются в денотативно-ограничительном фрагменте толкования, кото-рый является манифестатором лимитирующих сем – семантических признаков лексического значения, ограничивающих конкретное проявление какого-либо свойства денотата, сферу денотативной приложимости признака или параметры ситуации.
2. Лексическое значение слова соотносится не только с понятием, но и с представлением, что находит отражение в толковом словаре: основная часть тол-кования указывает на общие и существенные признаки реалии, образующие по-нятие, а денотативно-ограничительный фрагмент толкования – на стереотипные, но неинвариантные признаки обозначаемого, соотносимые с представлением. Вследствие этого можно говорить об особой природе лимитирующих сем по сравнению с другими компонентами лексического значения. Лимитирующие се-мы отражают признаки денотата – предмета или ситуации. В отличие от обоб-щенных и обязательных признаков, отраженных в дифференциальных семах, это признаки конкретные, чувственно осознаваемые, реально присутствующие в соз-нании типичного представителя языкового коллектива, но необязательные для обозначаемого. В отличие от коннотативных сем, лимитирующие семы не обра-зуют модальной рамки  значения.
3. Лимитирующие семы, наряду с интегральными, дифференциальными и коннотативными семами, структурируют общеязыковое значение лексической единицы, понимаемое как типовой образ обозначаемого. Изучение прототипиче¬ской модели значения возможно в рамках предлагаемого системно-инте¬граль¬ного подхода.
4. Лимитирующие семы могут быть упорядочены и классифицированы по ряду оснований, не учитываемых в традиционных типологиях сем: по аспекту ограничиваемого содержания и по степени жесткости ограничения.
5. Лимитирующие семы фиксируют лишь те объекты действительности, те связи и отношения между ними, которые наиболее ярко видятся языковому коллективу и обладают психологической значимостью. Значимость объектов может определяться присущими им какими-то особыми свойствами, либо их культурной ценностью для носителей данного языка, либо тем и другим одно-временно. Лимитирующие семы показывают, что представление о мире основа-но на принципе пиков: отражению подвергается не мир в целом, а те его состав-ляющие (пики), которые являются наиболее релевантными для этноса. Опираясь на систему лимитирующих сем, можно утверждать, что формирующаяся в созна-нии языкового сообщества система концептуальных связей основана не столько на том, какова онтология объектов, сколько на наших представлениях о сущно-стных свойствах окружающего мира. Эти представления отражают национально специфическое видение мира.
6.Лимитирующие семы являются предметными и признаковыми состав-ляющими, выделяемыми когнитивным мышлением из целостности факта или события. Природа лимитирующих сем и отражение в них стереотипного пред-ставления об обозначаемом являются основанием того, что они входят в струк-туру знания как элементы некоторой национально-культурной формы. Содержа-тельные разновидности лимитирующих сем, их присутствие в значениях разных функциональных типов обусловливают проекцию лимитирующих сем на раз-личные семантико-синтаксические позиции, образующие иерархическую струк-туру. Данная структура включает 4 уровня: высший уровень образуют референт-ные ограничители, ниже располагаются ситуативные ограничители, затем сле-дуют логические ограничители, а на низшем уровне находятся атрибутивные ог-раничители. Местоположение ограничителя в структуре иерархии предопределя-ет тенденции реализации связанной с ним позиции в поверхностной структуре предложения.
Глава 1. Ограничительные фрагменты толкования как манифестаторы лимитирующих сем
Обращение к лексикографическим источникам для лексико-семан¬тиче¬ских исследований неизбежно и необходимо, так как в толковых словарях (при всем их несовершенстве) отражен стандартный язык [Поливанов 1968], то есть коди-фицированная форма национального языка, употребляемая достаточно широким кругом его носителей в качестве образца. Многие исследователи говорят о поте-рях и искажении информации в современных толковых словарях [Сково¬родников 1993; Федосюк 1996] и высказывают сомнения по поводу адекватного отражения в словарной статье массового понимания значения носителями опре-деленной культуры, видя в словарном толковании субъективность составителей. Критический анализ словаря ориентирован главным образом на такой вопрос: в какой степени выбор единиц и их словарные толкования представляют модель данного языка и данной компетенции.
Признавая справедливость высказываемых сомнений, мы тем не менее считаем, что толковый словарь, безусловно, может быть признан достаточно объективным источником для изучения лексической семантики. В толковых сло-варях собран, систематизирован и достаточно единообразно представлен обшир-ный эмпирический материал – результаты самонаблюдений составителей, дан-ные картотек, в которых содержатся выписки из текстов разных жанров и записи живой разговорной речи. Кроме того, толковый словарь ориентирован на систе-му языка, в нем (хотя и на интуитивной основе, а по данной причине непоследо-вательно и неполно) отражены системные отношения слов. И поэтому сумма не-скольких словарей, составленных лицами, которые, во-первых, сами являются носителями данной культуры, а во-вторых, сознательно ставят перед собой зада-чу привести наиболее общие для этой культуры воззрения, близка реальному по-ложению дел.
Словарная статья толкового словаря русского языка включает много раз-нообразной информации, так как “берет на себя сразу много различных задач. Она должна дать всесторонние характеристики самого слова, вынесенного в за-главную часть; удовлетворительно информировать о разных видах его окруже-ний, о контекстных, парадигматических, синтагматических связях слова, о силе и слабости этих связей” [Шведова 1988: 6]. Действительно, в существующих тол-ковых словарях русского языка слова получают достаточно обширную, ком-плексную характеристику: определение лексического значения, грамматическую характеристику, сведения о парадигме, управлении, стилистическую характери-стику и пр. По подсчетам Ю.Н.Караулова, в “Толковом словаре русского языка” под редакцией Д.Н.Ушакова отражено 38 лексикографируемых  параметров, хотя общее их число может достигать 70 [Караулов 1981].
Ф.П.Сороколетов считает, что количество «параметров, которые могут быть “лексикографированы”, трудно исчислить (во всяком случае, их число мо-жет простираться далеко за пределы 70)» [Сороколетов 1988: 21].                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    
Ю.Д.Апресян выделяет в структуре словарной статьи несколько лексико-графических зон, в которых объединяются различные параметры – типы инфор-мации, соответствующие семиотически значимым аспектам языкового знака: 1) морфологическая, 2) стилистическая, 3) семантическая, 4) прагмати¬че¬ская, 5) просодическая  и коммуникативная, 6) синтаксическая, 7) сочетае¬мост¬ная, 8) фразеологическая [Апресян 1995]. Однако такие зоны определены ученым для разрабатываемого им в течение многих лет “интегрального описания языка”.
В предлагаемом Л.П.Крысиным новом словаре иностранных слов [Кры¬син 1988а; 1989; 1997] словарная статья состоит из одиннадцати зон, содержащих определенный вид лингвистической или энциклопедической информации.
Применительно к существующим толковым словарям русского языка ре-левантными являются зона семантической информации (аналитическое толкова-ние данного лексического значения и семантические связи данной лексемы с другими лексемами на парадигматической оси – синонимические, антонимиче-ские), зона стилистической информации (указание на эмотивное отношение субъекта речи к обозначаемому и социально-стилевую языковую сферу функ-ционирования лексемы), зона морфологической информации (указание с помо-щью ряда ключевых форм на тип парадигмы и на соответствующие ограничения в образовании определенных форм), синтаксическая зона (информация о моде-лях управления; указание на синтаксические условия, необходимые для реализа-ции данного значения), зона сочетаемости (информация о возможности данной лексемы распространяться другими словами в линейном ряду).
Качественное многообразие информации о свойствах языковых единиц фиксируется с помощью различных лексикографических средств, являющихся элементами метаязыка словаря. К числу лексикографических средств относятся цифровые обозначения, указывающие на семантическую структуру слова; услов-ные знаки и шрифтовые выделения; различного рода вербальные пометы: функ-ционально-стилистические, эмоционально-экспрессивные, грамматические (на-пример, перех., без доп.), лексические (например, о человеке) [см. разделы: “Зна-ки” в МАС и “Перечень условных знаков” в ССРЛЯ].
В качестве лексикографического казуса отметим тот факт, что во всех тол-ковых словарях русского языка в правой части словарной статьи встречается знак “круглые скобки”, однако ни в одном словаре в перечне используемых зна-ков он не указан. Это можно объяснить только тем обстоятельством, что назван-ный знак многофункционален и его назначение четко не определено. Во введе-нии к МАС “Как пользоваться словарем” определены две функции круглых ско-бок: а) употребление этого знака в морфологической зоне словаря для указания на парный видовой глагол; б) употребление круглых скобок в стилистической зоне словаря – для указания на стилистические ограничения в употреблении оп-ределенного значения [МАС, т.1: 9–12]. Во “Введении” ССРЛЯ об употреблении круглых скобок упоминается лишь один раз – при объяснении включения семан-тико-стилистических комментариев, которые даются после толкования слова в скобках и позволяют уточнить особенности употребления слова в современном литературном языке [ССРЛЯ, т.1: 11]. Большее разнообразие функций круглых скобок определено в СОШ. Во вступительной статье “Сведения, необходимые для пользующихся словарем” указано, что, помимо употребления в морфологи-ческой и стилистической зонах словарных статей, скобки используются в семан-тической зоне словарной статьи при толковании производного слова для указа-ния на номер отсылочного значения и при указании “на условия правильного употребления”. Однако последний случай вызывает досадное недоумение, так как в словарных статьях, на которые дается отсылка как на примеры соответст-вующего употребления скобок: “см., напр., указание при словах заимообразно, кушать, ностальгия” [СОШ: 8], – круглые скобки вообще отсутствуют.
Таким образом, ни один из современных толковых словарей русского язы-ка не определяет, какая же информация помещается в скобках при их использо-вании в семантической, синтаксической и сочетаемостной зонах словарной ста-тьи.
Выборка словарных дефиниций, содержащих скобки, показала, что по-следние используются достаточно регулярно в следующих случаях:
– при отсылке к соответствующему лексико-семантическому варианту (да-лее ЛСВ) многозначного слова, используемого в толковании: авантюрный ‘яв-ляющийся авантюрой (в 1 знач.)’*;
– при указании формы единственного числа в названиях национальностей: абхазы (ед.ч. абхаз и абхазец);
– при толковании к иллюстрациям-словосочетаниям: автомобиль… легко-вой автомобиль (пассажирский автомобиль с небольшим числом мест);
– при указании на синтаксические или морфологические особенности употребления: аж ‘так что; что даже (употребляется при придаточных предло-жениях следствия)’; ан ‘…Употребляется в начале предложения (в диалоге)’; аб-стракт ‘о том, кто (или что) лишен (лишено) конкретных, индивидуальных при-знаков’;
– при указании на орфографические нормы употребления: антарктика ‘(с прописной буквы)’; сезам ‘(с прописной буквы)’; христос ‘(с прописной бу¬квы)’; октябрь ‘(с прописной буквы)’, а также на просодические особенности: верно ‘(с восклицательной или вопросительной интонацией)’.

4 отзыва на Ограничения в лексической семантике русского слова

  1. Катерина

    Осталась очень недовольна работами тут и перешла в другую компанию. Качество очень плохое, просто отвратительное

  2. Liza

    Огромное спасибо, вы выручили меня! я никогда раньше не обращалась в такие фирмы и все делала сама, а тут необходимо было выполнить такой объем работы за несколько дней. вы справились отлично. очень приятные впечатления)

  3. Алик

    Спасибо ОГРОМНОЕ за выполненную курсовую работу!!! Автор молодец — все так грамотно и качественно выполнил, хотя были и недочеты, но спасибо автору за быстрое исправление))) Курсовая работа была принята преподавателем сразу, и защиты курсовой у меня не будет, т.к. я ее раньше всех ее сдал и главное качественно выполненная))) Отдельное СПАСИБО компании Магистр за быструю, продуманную систему работы с клиентами и за подбор таких великолепных авторов))) Желаю Вам как можно больше клиентов и дальнейшего процветания)))

  4. Лидия

    Мой опыт с Магистром оказался положительным. Диплом сделали очень хорошим, корректировки нужны были только по оформлению. Отдельное спасибо моему менеджеру и неизвестному автору, оба оказались понимающими людьми. Не знаю что бы делала если бы не эта компания!

Добавить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *